УТЕЧКА ГАЗА

Руководитель Центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-майор Виктор Купчишин на днях выступил с заявлением: в городе Серакаба хранятся опасные химические вещества, которые могут быть использованы в населенных пунктах идлибской зоны деэскалации для организации новых химических провокаций.

Это уже не первое сообщение российских военных о том, что в руках боевиков имеются отравляющие вещества и вещества-прекурсоры, необходимые для их создания. Но оно, как обычно, осталось без внимания за рубежом.

Правительства, СМИ, а в результате и общественное мнение на Западе полностью возлагают ответственность за инциденты с использованием химического оружия в Сирии на правительственные силы.

Информация, противоречащая этой позиции, появляется в зарубежных СМИ лишь изредка. Но даже тогда она не привлекает большого внимания, так как не укладывается в уже сформированную картину мира.

А между тем это российское заявление имеет веские основания.

В феврале этого года в Бельгии завершилось расследование о поставках в Сирию прекурсоров зарина тремя бельгийскими фирмами.

Компании A.A.E. Chemie Trading, Annex Customs и Danmar Logistics отправили туда более 168 т изопропанола, 219 т ацетона, 77 т метанола и 21 т дихлорметана. Самое большое внимание вызвал именно изопропанол, известный также как изопропиловый спирт.

По российским стандартам он относится к веществам третьего, умеренного класса опасности. Изопропанол широко применяется в химической промышленности для производства красок, лаков и дезинфицирующих веществ.

Россияне встречают его в таких привычных вещах, как влажные салфетки и зимняя стеклоомывающая жидкость.

Но это же вещество является необходимым прекурсором, без которого невозможен синтез смертоносного нервно-паралитического газа зарин.

Уничтожение правительственных запасов изопропанола было одним из ключевых требований программы ликвидации химического оружия в Сирии. В мае 2014 года совместная миссия ООН и ОЗХО подтвердила их полное уничтожение.

Сразу же после этого его новые поставки в Сирию начали бельгийские фирмы, игнорируя собственный санкционный режим и запрет ООН.

Расследование против них стартовало только после химической атаки в Хан-Шейхуне в апреле 2017 года. Да и то тревогу подняли не правоохранительные органы, а корреспонденты местного журнала и неправительственная организация Syrian Archive.

Компании заявили в свое оправдание, что поставляли химикаты частным клиентам, своим давним партнерам в Сирии, и не знали о запретах.

Но вряд ли они могли не понимать, что даже сеть старых партнеров может быть использована террористическими организациями для получения необходимых опасных компонентов в охваченной войной стране.

Тем более что поставки, продолжавшиеся до декабря 2016 года, проводились в самый разгар наступления ИГИЛ (запрещено в РФ) и других исламистов, в период наиболее ожесточенных боев.

Евросоюз и США ввели эмбарго на поставки в правительственные сирийские больницы медикаментов и жизненно важных лекарств.

И в то же время бельгийские фирмы отправили на неподконтрольные правительству территории больше 20 партий прекурсоров, использующихся в создании боевых отравляющих веществ. Таможенные и контролирующие органы Евросоюза годами закрывали на это глаза.

Бельгийские компании и их руководители отделались за отправку в Сирию прекурсоров для химоружия довольно легко. Суд обязал юрлица выплатить штрафы до €500 тыс. с каждого.

Руководители двух компаний были осуждены на четыре и 12 месяцев тюрьмы.

Такие наказания были назначены не за их потенциальную связь с производством химоружия, а за нарушение режима экспортного контроля.

Федеральные власти Бельгии заявили, что у них нет сведений о том, что поставки были использованы в Сирии для противоправных действий.

Но понятно, что расследовать что-то на месте они не могли, как и проследить судьбу каждой более чем из 20 партий химикатов.

В провинции Идлиб, контролируемой боевиками террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ), сейчас явно не до промышленного производства лакокрасочных изделий.

Тем не менее, по данным российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии, остатки запасов полученного из Бельгии изопропанола до сих пор сосредоточены в идлибском городе Серакаб.

Ничто не мешает использовать его для производства зарина террористами или для имитации последствий применения самого зарина.

Уже после приговора бельгийского суда журналисты швейцарских газет LeMatin Dimanche, SonntagsZeitung и TribunedeGenève обнаружили, что через их страну тоже поставлялся изопропанол для частной сирийской фармкомпании Mediterranean Pharmaceuti calIndustries.

 Нейтральная страна была использована для переправки в Сирию 5 т изопропила из Германии и нескольких сот килограммов диэтиламина из Бельгии.

Он тоже имеет множество гражданских способов применения, но также является прекурсором для производства боевых отравляющих веществ. Эти поставки произошли уже после уничтожения сирийских запасов в 2014 году.

Далеко не факт, что это исчерпывающий список нарушений. Евросоюз предпочитает рассуждать о событиях в Сирии с позиций морального превосходства.

Но когда появляются факты собственных сомнительных операций и сделок в воюющей стране, ЕС предпочитает их особо не афишировать.

Однако скандалы с поставками химикатов в очередной раз подтверждают, что Запад не выступает нейтральной незаинтересованной стороной этого конфликта.

Даже европейским правительствам есть что скрывать в этой войне. Поэтому они не могут быть независимым арбитром, словам которого можно безоговорочно доверять.

 

اترك تعليق

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz