Конфликт интересов между Америкой и Турцией по инвестированию терроризма внутри Сирии и Запада готовится к запуску (второго халифата ИГИЛ)

На днях CNN выступило с комментарием, ссылаясь на доклад Разведывательного управления Пентагона.

В нём утверждается, что «операция Анкары на севере Сирии и сокращение военного присутствия США не только позволили ИГИЛ  укрепить свои позиции, но и навредили борьбе с терроризмом».

Помимо этого, в докладе отмечается, что «Турция, её марионеточные силы не продолжат борьбу с террористами, несмотря на публичные обещания Анкары», а соглашение Анкары и Вашингтона, в соответствии с которым турки поставили на паузу боевые действия против курдских формирований, «существует лишь на бумаге в то время, как США приостановили подготовку курдских формирований».

Ранее в докладе генерального инспектора министерства обороны США Гленна Файна указывалось, что «возрождению ИГИЛ  в Сирии предшествовало укрепление позиций этой структуры в Ираке, что стало следствием «сокращения присутствия сил США и уменьшения поддержки, доступной силам партнёров Вашингтона (имеются в виду сирийские курды ) в Сирии, в тот самый момент когда им необходимо больше подготовки и оборудования, чтобы дать ответ на новые вызовы».

В Ираке и в Сирии активно действует фактор американского военного присутствия и именно из Ирака американцы перебрасывают свои подразделения и технику в Сирию.

Тем не менее, как констатирует Файн, «усиление ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стало возможным из-за проблем между Багдадом и Эрбилем по поводу спорных территорий с множеством ресурсов на севере Ирака».

Джихадистам удаётся использовать разрывы, существующие между курдскими и иракскими силами. То же самое возможно и в Сирии.

Из таких посылок рождается следующий пентагоновский силлогизм: ИГИЛ возрождается, Турция, как участник возглавляемой США международной коалиции, куда входят члены НАТО, не ведёт борьбу с джихадистами, поэтому американцам необходимо «сохранить незначительное наземное присутствие на избранных территориях на северо-востоке Сирии, которое может облегчить проведение более эффективных операций против ИГИЛ с помощью своих союзников».

А дальше — ребус. Когда Запад публично обозначил в качестве одного из своих главных направлений политики на Ближнем Востоке борьбу с ИГИЛ, турецкое издание T24 писало, что Анкара сразу заявила о несовпадении своих целей с целями Вашингтона и других государств региона.

«Враг США и их союзников (кроме Турции) в Сирии и Ираке — ИГИЛ. Враг Турции в Сирии и Ираке — курды, — отмечало T24. — Возможно, политика ИГИЛ  приходится не по вкусу Анкаре, но в вопросе курдов Анкара и ИГИЛ  в одном строю, ведь враг моего врага — мой друг.

Именно этой гармонией, то есть враждебностью этой грозной организации к курдам, объясняется то, что до определённого времени ИГИЛ обладало свободой передвижения в Турции».

Для США борьба с ИГИЛ  рассматривалась и рассматривается в качестве важнейшей части решения сирийской проблемы.

В этой связи американский журнал Time пишет, что Вашингтон «многократно пытался объединить усилия Турции и курдов для борьбы с джихадистами, признав Рабочую партию  Курдистана (РПК) «террористической», но не Сирийские демократические силы (СДС)».

Анкара, относя СДС к разряду «филиала РПК», полагает, что таким образом американцы стремятся её же руками решить курдскую проблему в своих интересах.

Более того, Турция считает, что США и их союзники, заявляя об усилении ИГИЛ  в регионе, манипулируют ситуацией, чтобы держать как в Ираке, так и в Сирии курдов под своей опекой.

Конечно, тут не обошлось без интриги.

После того, как американцы заявили о выводе своих войск из Сирии, а Анкара начала боевую операцию на севере этой страны, президент Франции Эммануэль Макрон обвинил президента США Дональда Трампа и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана чуть ли в не «сговоре».

В том, что это позволило начать наступление турецких войск на позиции курдов на севере Сирии. Анкара не очень возражала, так как заявляла, что с ИГИЛ  в Сирии уже якобы покончено и ей удаётся добиваться изменений позиции Вашингтона в отношении курдов.

Но США, признавая, что решение о выводе войск изменило баланс сил на севере Сирии не в пользу курдов, заявляют, что это привело к частичному возрождению халифата исламистов.

Джихадисты, по этой версии, решили вернуться в Сирию. С одной стороны, это позволяет им потенциально вывести Турцию на противостояние с ИГИЛ, с другой — появилась новая мотивация для поддержки сирийских курдов и дискредитации турок в случае, если они и на сей раз откажутся от борьбы с джихадистами.

А для того, чтобы сковать действия Анкары на курдском направлении, было объявлено о введении новых санкций против Турции в случае начала ею военной операции на севере Сирии.

По всем признакам американцы готовятся к просмотру второй серии сериала «ИГИЛ».

Ещё в июне близкий к Пентагону Институт изучения войны (ISW) опубликовал доклад, в котором прописывались сценарии возрождения «второго халифата» и утверждалось, что «этот план был свёрстан еще до того, как пал первый халифат».

Поставлены и задачи: США не должны выводить из Сирии войска, которые могут опираться на боевые части СДС, и максимально сдерживать Турцию от вторжения на северо-восток Сирии.

При этом, помимо курдов, рекомендуется увеличить помощь арабской части СДС, которая не угрожает Турции, как курды, но в случае её вторжения в Сирию создать проблемы в отношениях Турции уже с арабским миром.

На выходе получается гремучая смесь: курды борются в первую очередь за свой новый статус в составе Сирии, параллельно ведя битву с ИГИЛ .

Турки сражаются с курдами, а битва с джихадистами для них второстепенна. В свою очередь Запад готовится ко «второму халифату».

Что дальше?

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*