Турция проводит политику оставления на сирийском севере через свои инструменты террористов

Действия Турции в Идлибской зоне деэскалации в последнее время явно противоречат заявлениям руководителей турецкого государства об отсутствии каких-либо экспансионистских планов в отношении сирийской территории.

Во время операции «Рассвет Идлиба», в ходе которой правительственные силы Сирийской Арабской Республики освободили от террористов южную часть указанной провинции, лишь прямое вмешательство Анкары спасло «Джабхат Ан-Нусру» и прочих боевиков от окончательного разгрома.

В ходе инициированных Турцией переговоров с Россией, Эрдоган гарантировал безопасность мирного населения на неподконтрольной Дамаску территории, а также разоружение незаконных вооруженных формирований и восстановление экономических связей с остальными районами Сирии.

Основной артерией для реализации последнего требования является трасса М4, по которой турки обещали обеспечить беспрепятственное перемещение гражданского автотранспорта.

Для контроля безопасности трассы было принято решение об организации совместных российско-турецких военных патрулей.

Однако Турция свои обязательства не выполнила.

Нагнав в зону деэскалации свыше пяти тысяч своих военнослужащих и энное количество вооружений и военной техники, включая средства РЭБ и ПВО, турки при этом ничего не сделали для разоружения террористических группировок, основной из которых по-прежнему остается

«Джабхат Ан-Нусра»-«Хайат Тахрир Аш-Шам».

Более того, турецкая сторона прямо заявила России, что не может обеспечить безопасность наших военнослужащих в ходе совместного патрулирования, вследствие чего оно пока что приостановлено.

По трассе М4 через Идлиб катаются разве что боевики, ни о каком восстановлении мирного автотраффика в интересах экономики региона и речи нет.

Похоже, что, после некоторого перерыва, вызванного поражением НВФ в ходе контрнаступления ВС САР минувшей зимой, Турция продолжила реализацию плана по превращению Идлиба в свою колонию.

За время перемирия подконтрольные туркам формирования коалиции «Джебхат Ватания Ли Тахрир» («Национальный фронт освобождения») влились в состав так называемой «Сирийской национальной армии», подчиняющейся созданному в Турции «Временному сирийскому правительству».

Вместе с террористической группировкой «Хайат Тахрир аш-Шам», под руководством турецких военных советников, они создали совместный оперативный штаб с громким именем «Явная победа» («Аль-Фатх Аль-Мубин»).

Боевики перегруппировались, усилили свои оборонительные позиции и опорные пункты.

И в этом Турция, практически не скрываясь, им поспособствовала — поставками строительных материалов, вооружений, техники и боеприпасов.

В настоящее время турецкие военные и спецслужбы помогают ХТШ ликвидировать конкурентов из радикальной группировки «Хуррас Ад-Дин», попытавшейся переманить идлибских джихадистов под крышу своего оперативного штаба «Фа Мусаббату» («И будьте стойкими»).

Конфликт между террористическими фракциями обострился неделю назад и поначалу казалось, что алькаидовцы из «Хуррас Ад-Дин» берут верх.

Но затем иностранные наемники и полевые командиры ХТШ, державшие поначалу нейтралитет, получили недвусмысленный сигнал от Анкары и резко активизировались.

К 29 июня сторонники «Хуррас Ад-Дин» оказались блокированы в ряде оставшихся под их контролем населенных пунктов, а такие группировки как «Тансикият Аль-Джихад», «Лива Аль-Муджахеддин Валь-Ансар», «Джабхат Ансар Ад-Дин» и «Джамаат Ансар аль-Ислам» перешли из «И будьте стойкими» в «Явную победу».

Заключив союз с террористами из «Джебхат Ан-Нусры», отказавшимися от гражданского управления Идлибом, турки и подконтрольные им органы «Временного сирийского правительства» взяли курс на османизацию этого региона наподобие того, как они действуют в захваченных турецкими войсками и протурецкими формированиями северных районах провинции Алеппо (Аазаз, Джараблус, Маареа, Эль-Баб, Африн).

Весной этого года в Идлибе введена турецкая лира вместо сирийского фунта, названия улиц изменены на турецкий манер, сирийские банки и почтовые отделения закрыты, вместо них открыты турецкие.

Даже штрафы за нарушения правил дорожно-транспортного движения собирают теперь в турецких лирах. Местную экономику напрямую подчиняют турецким фирмам, превращая оккупированные территории в сырьевой придаток самой Турции.

Особенно показательным стал инициированный с подачи Анкары запрет на выезд выпускников идлибских школ для сдачи госэкзаменов на сирийской территории.

В качестве альтернативы им предложили проходить обучение в турецких образовательных учреждениях.

В данных условиях, когда Анкара по сути срывает заключенные ранее с ней договоренности, возникает вопрос – есть ли смысл России выполнять их в одностороннем порядке, рискуя при этом своими военнослужащими.

Ведь Турция, прикрываясь договоренностями с Москвой, фактически срывает процесс политического урегулирования сирийского конфликта.

Легализация «Хайат Тахрир Аш-Шам» в Идлибе означает отказ как Дамаска, так и значительной части сирийской оппозиции от признания местных представителей участниками конституционного процесса.

Тем самым закладывается основа для отторжения большого куска сирийской территории.

Более того, велика вероятность, что окрепшие боевики в очередной раз предпримут попытку захватить находящиеся под контролем правительства Сирии территории.

А это уже создает непосредственную угрозу гражданскому населению, которое только-только начало возвращаться в освобожденные от боевиков районы и восстанавливать там мирную жизнь.

Ни правительство Сирийской Арабской Республики, ни Российская Федерация, как гарант мира в обескровленной войной стране, допустить такого не могут.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*